21:28 

Выбор моего ребенка

AlChay
Что подумал Кролик не узнал никто. Потому что Кролик был очень воспитанный.
Крошка сын к отцу пришел
И спросила кроха:
Что такое хорошо
И что такое плохо?
В. Маяковский

 

Одной из несколько внезапных и неожиданных привилегий родительства является непререкаемая авторитетность. Она сопутствует родителю довольно долго и довольно легко входит в привычку.
Не стоит надеяться, что вы не из таких, кто любит «решать за». Это обожание в глазах, эта готовность простить вам все на свете, это пьянящее бесконтрольное чувство всемогущества и непогрешимости...
Сначала это необходимость: конечно, вы наряжаете его, выдумываете игры, режим дня или его отсутствие. Потом он отбирает ложку, чтобы заляпать вашу аккуратную кухню. Потом ломает ваши лучшие очки. Потом он говорит «я сам», и вы должны скрепя зубы терпеть, как он падает, портит и не справляется.
Сделать за ребенка - великий соблазн. Это быстрее, проще, чище... правильнее. У вас будет получаться лучше... да почти всегда, потому что вы всегда будете его старше лет на 20, а это значит на 20 лет больше попыток.
Что уж говорить о жизненных решениях? Вы точно будете знать, куда придет этот поезд. А он - нет, стоит ли смотреть, как он ошибется?

Одно из главных моих разочарований в жизни - моя профессия. Я отдала медицине 10 лет своей жизни, и это были 10 лет, когда я почти выживала, если мы говорим об эмоциях. Я иногда говорю, что если бы было можно откатить назад, я бы отозвалась на предложение своего отца пойти в академию Плеханова. Это очень дорогая ошибка. Но даже мой папа говорит, что эта та ошибка, которую я могла понять, только сама совершив ее. Он не мешал мне, но оказался рядом потом, когда я поняла.

Было бы лучше, если бы он вынудил меня тогда учиться нелюбимому делу? Закончила бы я институт? Сохранила с ним теплые отношения? Была бы счастлива через 12 лет, как счастлива сейчас? Была бы так счастлива в процессе, пока я еще верила в свое дело? Я не буду делать вид, что для меня это риторические вопросы. Конечно, если бы он настоял было бы хуже. Это бы тоже отболело, прошло в психотерапии, само устаканилось, но это было бы насилием.
Мы часто совершаем насилие над детьми. Пытаемся выбрать им кружки, увлечения, одежду, школу, садик, убеждения. Это бесконечный список. Иногда невозможно выполнять их просьбы, иногда даже невозможно их нормально услышать, но иногда мы даже не пробуем.
Николай перед садом жалуется на больное горло, после недолгих споров, мы решаем, что это ерунда и ведем его в садик. В 12.20 воспитательница звонит с рассказом о том, что его тошнит и у него 38,5. Мы ничего не имели в виду, мы просто привыкли сами не обращать внимания на свое здоровье и сделали выбор за него.
Не то чтобы, дети не умели манипулировать взрослыми, и всегда могли бы выбирать, не то, что правильное, достаточно безопасное. И не то чтобы было бы реально перестроить свою жизнь под маленького ребенка полностью. В семье должно быть место у каждого: и у ребенка, и родителей. Каждый из них может иметь мнение, право на ошибку и право на попытку.
Пример из умной книжки [1]: девочка мечтает заниматься танцами, ей 6 лет. Мама говорит: «у тебя не выйдет. Это так трудно - рассчитывать время. Это так обидно - у тебя нет красивого платья. Это... Ты обязательно бросишь». Девочка пробует. Она справляется 4 месяца, а потом устает и бросает. Мама говорит: «я же говорила». Эта история повторяется всю жизнь девочки. Ей уже много лет: у нее нелюбимый муж, нелюбимая работа и ребенок, про которого мама так же говорит: ты не сможешь, лучше уж я. Девочка так и не умеет решать про свою жизнь и уже и не пробует справляться сама. Она называет это чувство - ленью.
Когда смотришь на ребенка, все время, кажется, что ты в его годы мог лучше. Ты и не помнишь уже как это бывало трудно: тащить свой портфель, ездить в школу, сидеть это бесконечное время уроков, скучать, как хотелось другого, а как потом дома нельзя забыться и заняться собой, а надо снова за уроки. Как сложно было все помнить, вставать по будильнику, нести ответственность... Мы говорим им иногда: мне гораздо тяжелее. И это правда. Но вероятно часть правды и в том, что мы хотим отдать им часть тяжести.
И только мы выбираем, какая это будет часть. Мы можем сделать его слепым исполнителем нашей воли, чтобы он был занят, пристроен, одет, успешен и не мешался под ногами со своими желаниями и проблемами. И мы можем позволить ему решать и не быть ответственными за его выбор, его успех, не думать, что его оценки позорят нас, что скажут, если он будет дома играть в компьютер, а не учиться фехтовать. Мы можем помогать ему, спрашивать, нужна ли помощь и почему у него вышла тройка, но когда мы перестанем думать за него, наша тяжесть тоже уменьшится.
Мы точно знаем, что такое хорошо и что такое плохо.
У Николая прекрасный отец, как из любовного романа: умен, привлекателен, хорошо зарабатывает, ездит на мотоцикле, играет на гитаре, может почти все сделать своими руками. Хотела бы я, чтобы Николай был похож на него? Конечно. Он может и постоять за себя, и может быть добрым, он хороший друг, он сильный мужчина. Но Николай, так получилось, похож на Николая. И даже на велосипеде не хочет учиться ездить. Это знаете, как-то даже стыдно - мальчик и не ездит. Но мы справляемся. Может и поедет когда. А может, и нет.
На самом деле любое «всякий должен» существует, пока мы в него верим. Многие верят, что девочки любят розовое. Многие, что счастье в рождении детей. Многие так никогда и не узнают в чем их счастье, потому что недостаточно пробуют. Потому что боятся признаться: я ошибся и мне нужна еще одна попытка. С новым человеком, в новой сфере, в новой секции.
Мы все стараемся довести до конца: сохраняем работу, отношения до того момента, пока не затошнит. Мы говорим нашим детям: ты ничего не доводишь до конца, тогда, когда они понимают: это не мое.
Но так ли это страшно? И что надо довести до конца? Достичь совершенства там, где нет уже ничего интересного? Добиться успеха в том, что уже не нравится? Для чего?
В жизни достаточно того, что нам действительно надо. Закончить школу, найти свое дело, стать счастливым. Несмотря на бесконечные «надо».
В своих детей нужно верить. Верить, что они родились добрыми, честными, умными и ответственными. Что, глядя на нас, они сами смогут научиться принимать решения, защищаться, побеждать, выбирать. И дать им это можно только одним способом: любя их. С их ошибками, недостатками, с теми неудобствами, что они нам еще доставят. Мы можем, честно рассказывать им, какие видим препятствия и чего боимся мы, и как будет трудно. И выслушивать потом их горести, и поддерживать их на выбранном пути.
А делая за кого-то, еще никому никого не удалось ничему научить. Только развратить и испортить.
Возможно, это будет больно и грустно предвидеть ошибку своего малыша и смиренно ждать ее, а возможно это будет нечаянная радость, когда он сможет невозможное.

1. Виктория Дубинская «О чувствах в психотерапии. Сепарация», Москва 2011

 


И стишок для привлечения внмиания:


Повесть, которая сделает нас сильнее,
Заговор на укладывание в койку:
Бедный талантлив. Умным всегда больней.
Каждый, кто сыт - вали в свою новостройку.

Каждый, кто счастлив - врёт или вор, каждый,
Кто голодает - стонущая элита.
Перевяжи ромашку в пакет бумажный,
Да отправляйся жениться, пока накрыто.

Оле чертовски, чертовски нравится Саша.
Саша красавец. Олю отговорили.
Копится стог выброшенных ромашек,
Сладко-печальной прилуговой гнили.

Аня мечтает. Аня глядит мальчишкой,
С самого детства рисует себя пилотом.
Кто только вбил в голову Ане лишнее?
Вырастет, замуж выскочит, и пройдёт.

Комнаты-площади, полные тишины.
Звёзды огромные катятся по брусчатке.
Люди с кошмарной отметиной от пощечины
Курят, дерутся и плачут на детских площадках.

Кто виноват, что страх оставляет след?
Мы - поколение вечной вины перед старшими.
Нет, я люблю. Я пилот. Я не вру, нет.
Это моё сердце, а в нём - свет.
Как бы в твои почти шестьдесят лет,
Как бы в мои «сколько мне там» лет,

Как бы ни было страшно.

Крис Аивер.


@темы: паучата, гештальт

URL
Комментарии
2017-02-01 в 21:08 

DarkLordEsti
И кофе черен, как мысли. Как мрак ночной за окном.(с) Тенхъе
Интересно и правильно пишешь!.. вот да, у многих людей забирают право на ошибку, и не только родители - как например в некоторые вузы очень трудно поступить если ты в школе был раздолбаем и учился на трояки максимум, а потом взялся за ум и догнал потерянное с репетиторами и на курсах (рубят на том что вот в школе не освоил дисциплину). Это тоже не совсем корректно, мало ли какие у человека были обстоятельства в школе. Мб он плохо учился потому что родители бухали и скандалили, а потом стал на ноги и наверстал в нормальных условиях. Или например с репутацией так: бывает что раз человек сделал неправильный выбор и все от него отвернулись, причем даже если "неправильный" выбор не равняется криминальному. Те же добрачные связи (до сих пор в некоторых коллективах море предрассудков на эту тему), или не тот выбор профессии ("родители профессора, а сын машины чинит") или какая-то глупость по пьяни типа танцев на столе. Но вот ИМХО осуждения и отсечения всех концов заслуживают только явно насильственные действия и криминал (мучил кого-то, украл, смошенничал), на все остальные выборы человек имеет право, это его жизнь.
А про доводить до конца - актуальная и неоднозначная проблема, я бы тоже о ней написал)))

     

Кроликова нора

главная